Medinfo.ru
  


 
 
Советы специалистов »

Сознание и мышление

<<Назад / Далее>>

Сознание, по данному выше определению, - это функция соотнесения воспринятых органами чувств образов с образами и их сочетаниями, имеющимися в целостной памяти. Необходимым элементом сознания является процесс распознавания образов или, иначе говоря, их осознание.

Каждое явление Природы характеризуется набором свойственных только ему проявлений (образов) в виде формы, звука, запаха, цвета, специфики поведения и др. Причем, далеко, и даже очень далеко, не все проявления природных явлений воспринимаются органами чувств человека, о многих из них мы, возможно, и не подозреваем. Но, тем не менее, в диапазонах восприятия человека эти проявления (образы), фиксируясь органами чувств и возбуждая специфические нейронные ансамбли и сети памяти этих органов, опосредованно приводят к возбуждению энграмм целостной памяти.

Объект, хорошо известный из ранее полученного опыта, легко распознается, поскольку на его образ уже сформирована энграмма топологии сетей из устойчивых нейронных ансамблей БИРов. Даже в случае воздействия на какой-либо один из органов чувств фактора, являющегося лишь признаком или фрагментом признака известного объекта, посредством сформированной на данный объект энграммы нейронной сети в целостной памяти включаются внутренние (мнимые) воспроизведения присущих ему признаков другими сенсорными органами. Это явление весьма подробно изучено и многократно воспроизводилось экспериментально еще в лаборатории П. К. Анохина [4]. У человека в этом процессе дополнительно участвует воспроизведение словесного символа (кода) данного объекта посредством включения соответствующих ансамблей мышечных групп речевого аппарата. Следствием такого афферентно-эфферентного синтеза является распознавание объекта либо полностью, либо предположительно. Этот процесс, как уже понятно, реализуется за счет обратной функции сенсорных систем и афферентно-эфферентного синтеза. Зрительный, слуховой, обонятельный и другие признаки известного явления, хранящиеся в памяти, легко соотносятся друг с другом, что, по-видимому, и проявляется в наблюдаемой частотной синхронизации нейронной активности зон возбуждения коры. Иначе говоря, образ известного явления возбуждает совершенно определенную совокупность клеток в органах чувств, мозге и речевом аппарате при минимуме энергетических затрат, причем эта совокупность и ее локализация индивидуальны у каждого человека, поскольку этап формирования нейронных ансамблей и сетей памяти на одно и то же явление Природы у каждого человека отличается временем и сочетанием сопутствующих событий.

Здесь, по-видимому, следует еще раз более подробно остановиться на процессе формирования мнимых образов. Дело в том, что при рассмотрении обратной функции рецепции в предыдущей главе основной акцент был сделан непосредственно на рецепторном аппарате органов чувств. Однако принцип обратной афферентации должен присутствовать на всех уровнях коры и мозга в целом, при этом афферентно-эфферентные взаимодействия осуществляются за счет механизма свертки-развертки образов (рис. 5) и могут даже замыкаться между несколькими устойчивыми БИР по рефлекторному принципу. При возбуждении какого-либо БИР, например, в зрительной коре, возникает эфферентный сигнал, "запрашивающий" зрительный образ. Этот сигнал, направленный на периферию зрительной системы к органу зрения, сначала по механизму свертки-развертки образов последовательно вызовет возбуждение и развертку эквивалента соответствующего мнимого образа в других отделах коры, в том числе в наружном коленчатом теле, дублирующем нейроны сетчатки. Конфигурация возбужденного состояния специфических нейронных ансамблей наружного коленчатого тела в данном случае будет эквивалентна их состоянию возбуждения при поступлении сигнала свертки искомого зрительного образа от сетчатки. Сформированный в наружном коленчатом теле афферентный сигнал, содержащий свертку мнимого образа, "запрошенного" возбужденным БИРом высшего отдела зрительной коры, поступает по месту "запроса" и обеспечивает текущий этап афферентно-эфферентного синтеза. Смысл вышеизложенного в том, что мозгу не надо каждый раз в процессе осознания образов и мышления "обращаться за справкой" к первичным рецепторным органам и с их помощью воспроизводить мнимый образ. Эквиваленты этих образов имеются и неоднократно дублируются в самой коре в виде структурной организации нейронных ансамблей. Кроме того, видимо, мнимые образы могут возникать как в проявленном, то есть осознаваемом, ощущаемом субъективно виде, так и в скрытом (неосознаваемом), по аналогии с промежуточными стадиями быстро текущих реакций и, видимо, именно последний вид наиболее используем в процессе мышления.

Подтверждением сказанному в определенной мере могут служить наблюдения В. Н. Касаткина [71] за наличием сновидений у больных с опухолями мозга в области гипофиза, турецкого седла, основания мозга и другой локализации, приводившими к временной или постоянной потере зрения вследствие атрофии или сдавливания различных отделов зрительного тракта. Он отмечает, что зрительные образы сновидений сохранялись при поражении зрительного пути (зрительных нервов, тракта, хиазмы) и полностью исчезали только после операций в области зрительных центров затылочных долей. Эти наблюдения свидетельствуют о том, что мнимые образы, а к ним относятся и сновидения, не могут возникнуть без эндогенного "запроса", формируемого в высших сенсорных отделах коры мозга.

Возможно предположить, что быстрое распознавание образа сопровождается некоторым остаточным избытком медиаторов, выделившихся в синаптических контактах сети целостной памяти, а также избыточной энергией фосфатных связей, образовавшихся при этом в возбужденных клетках, но не использованных до конца. Это обстоятельство, предположительно, может создать специфическую нейронную активность определенных зон мозга, проявляющуюся в виде положительного эмоционального состояния, например, радости. В рассматриваемом случае распознавания известного образа следует отметить, что, поскольку каждый информационный признак (сигнал) может присутствовать и в других образах, то в процессе его распознавания возбуждаются многие связанные с первичным признаком смежные нейронные ансамбли и их сети. Однако те участки возбуждения, которые не подкрепляются соответствующими сигналами обратной связи (обратная функция сенсорных систем) от органов рецепции или дублирующих их отделов коры, а также от органа символического отображения - речевого аппарата, быстро затухают, то есть указанные участки возбуждения в нейронных сетях являются "тупиковыми".

Иначе обстоит дело, если информационный сигнал не находит быстрого отклика в нейронных сетях, на него не возникает ответного внутреннего воспроизведения какого-либо известного образа, события, представления. Начинается энергозатратный процесс осознания поступившей информации - процесс мышления. Человек начинает "перебирать в памяти" события, которые так или иначе могут быть связаны с полученным, но неосознанным информационным сигналом. "Перебирание в памяти" - это ни что иное, как перебор известных словесных или других знаковых символов и их мысленное воспроизведение посредством возбуждения соответствующих символу устойчивых энграмм целостной памяти с формированием мысленных образов за счет обратной функции сенсорных систем. Если на "пробное" возбуждение словесным символом (кодом) не следует ответного воспроизведения в каком-либо из рецептивных полей, то символ "отбрасывается" и процесс распознавания продолжается до тех пор, пока не найдется нужный вариант, если, конечно, он вообще возможен.

Многие, наверняка, испытывали это ощущение "переборки в памяти", случайно встретив знакомое лицо, но, забыв на момент встречи, где и в какой ситуации произошло знакомство. Необходимость адекватной тактики поведения в возникшей ситуации обуславливает мотивацию мыслительного процесса и начинается тот самый поиск, мысленный, иногда даже проговариваемый "про себя", перебор жизненных ситуаций, имеющих возможное отношение к данному лицу. И вот, наконец, среди воспоминаний вырисовывается цепь событий, связанных с искомым лицом, - объект распознан. Возникает ощущение удовлетворения, спад мысленного напряжения, общая релаксация. Тактика поведения по отношению к случайной встрече принимает определенность.

По изложенной схеме распознавания образов происходит и процесс абстрактного мышления. Человек в большинстве случаев проговаривает (возможно, без артикуляции) символьные (кодовые) обозначения, характеризующие возможные и маловероятные события, словесные коды возбуждают соответствующие им нейронные сети целостной памяти с продуцированием в специфических сенсорных сетях и нейрорецепторных ансамблях абстрактные образы или их фрагменты. Эндогенно вызванные в системах органов чувств мнимые абстрактные образы, сопрягаясь посредством нейронных сетей целостной памяти, соотносятся друг с другом и с известными образами. Процесс принимает взаимостимулирующий характер - образы сенсорных систем возбуждают новые словесные коды, те, в свою очередь, новые образы и т. д. Кроме того, сами сенсорные образы одной системы, например зрительной, могут порождать образы в другой сенсорной системе, например слуховой, без явного участия словесного кода, то есть возникает так называемое образное мышление, свойственное и животным. Словесный код несет координирующую роль, без которой логическое мышление человека невозможно как таковое. Следует заметить, что у животных роль координирующего кода в их мышлении могут играть запахи, звуковые тональности и др. Для человека же, к примеру, невозможно осуществлять мысленные операции на плохо изученном иностранном языке. Само выражение "мышление на иностранном языке" подчеркивает неразрывную связь человеческого мышления с речью. Однако это не означает, что речь является единственно возможным механизмом запуска процесса мышления.

Поскольку соотнесение образов в нейронных сетях происходит по принципу наименьших энергозатрат, то доминируют наиболее устоявшиеся нейронные сети целостной памяти, в рамках которых, прежде всего, и соотносятся возникающие в процессе мышления образы и представления. Иначе говоря, доминирующие нейронные сети (набор энграмм) целостной памяти - это та канва, которую именуют логикой мышления. Тем не менее, каждая мыслительная операция откладывает свой след в нейронных сетях целостной памяти, способный к последующему воспроизведению как самостоятельный мысленный образ.

Следует отметить, что "самостоятельность" нового мысленного образа, как правило, весьма относительна, поскольку его формирование происходит на базе доминирующих нейронных сетей или, иначе говоря, логики существующих у каждого конкретного человека общих представлений о Природе и его принципов отношения к осмысливаемому явлению, событию. Из сказанного понятно, что в излагаемой теории сознания логика и принципы отношения имеют вполне материальный субстрат в виде устойчиво сформированных в процессе жизненного опыта топологий нейронных сетей кооперативного возбуждения, обеспечивающих определенный доминирующий причинно-следственный порядок взаимоотношения мнимых (эндогенно возбуждаемых) абстрактных образов и представлений при мыслительной деятельности. Фактически это физиолого-морфологический субстрат того, что называют "образом мышления", который у каждого человека формируется на основе уровня его собственных знаний об окружающей Природе и способности оперировать этими знаниями на фоне национальных и религиозных традиций, воспитания и окружающей социальной среды. Обычное человеческое мышление направлено на достижение оптимума поведенческих реакций при осуществлении физиологических функций жизнедеятельности организма и удовлетворении его потребностей в пище, жилье, размножении, получении удовольствия в рамках внешне определенной социальной ниши.

Мышление у развитых индивидуумов может переходить на более высокий уровень - уровень самоконтроля в соответствии с установленными "внутренними законами", с определенными критериями сдерживания, торможения или, наоборот, активации отдельных поведенческих актов независимо от окружающей социальной среды и других внешних факторов. Наиболее емко этот уровень отражает понятие совесть. По Б. А. Диденко [72] -это разум, сверхрассудок или третья сигнальная система относительно первой - рефлекторной и второй - речевой и мыслительной. Он пишет: "Самокритичность рассудочного существа и есть разум, сверхрассудок. Обычный внутренний диалог (мышление), вполне достаточный для рассудочного интеллекта, в таком случае расширяется и обогащается за счет введения в сознание внутреннего "третейского судьи". В случае религиозной свертки сознания - это Бог. В определениях же "светских", "мирских" философов наличествует целый набор, ставших уже расхожими терминов для обозначения этого далеко "не лишнего третьего": совесть, моральный закон, нравственность, этический выбор" [72, с. 84].

Выше говорилось о физиологической сути понятия "образ мышления" как о доминирующей причинно-следственной системе устойчивых возбуждений нейронных сетей. Однако "образ мышления" может быть либо примитивным, "животным", либо перейти на более высокий уровень при наличии совести, субстратом которой, предположительно, является образование в нейронных сетях целостной памяти "запрещенных" блоков сочетания образов. Если происходит ситуация в мыслях или действиях, приведшая к возбуждению этих блоков, то такое возбуждение продуцирует мощный эффект торможения в других нейронных сетях, компенсация которого, по всей вероятности, достаточно энергозатратный процесс, субъективно проявляющийся в возникновении внутренней отрицательной эмоции, ощущении вины за содеянное.

И еще, совесть - со-весть в русском словообразовании есть согласие мышления с вестью, можно сказать иначе - с информацией, наиболее адекватной для целостного развития человеческого сообщества и каждого индивидуума как частицы этого сообщества.

Итак, память, сознание, мышление представляют собой естественные физиологические функции, необходимые для существования высокоорганизованной биосистемы. Следует подчеркнуть, возможно, это не явно прозвучало в предыдущем изложении, что перечисленные физиологические функции являются энергозатратными для организма процессами, требуют определенного напряжения сил, и каждый результативный мыслительный акт завершается снижением этого напряжения. Энергозатраты связаны, прежде всего, с развитием микрофлуктуационных процессов в цитоплазматических мембранах клеток нейрорецепторных ансамблей при эндогенном возбуждении "внутренних образов" в памяти сенсорных систем по механизму обратной функции. Мышление - это суть ряда повторных соотнесений по принципу обратной связи эндогенно возбуждаемых мнимых абстрактных образов, возникающих как результат кооперативного возбуждения нейронных ансамблей целостной памяти, при направленности процесса к минимизации количества возбужденных ансамблей и соответственно оптимизации энергозатрат на осуществление функции.

В заключение следует заметить, что в изложенной концепции не предполагается наличия в коре мозга неких специализированных пунктов обобщающей переработки и хранения информации, ее перекодирования, осмысливания и т. д., то есть тех таинственных центров, которые уже многие десятилетия тщетно пытаются обнаружить нейрофизиологи во всем мире. По существу, излагаемая теория включает многие известные, подтвержденные данными экспериментальных и клинических исследований, нейрофизиологические представления о механизмах памяти, сознания и мыслительной деятельности. Это и наличие нейронных ансамблей и структурной организации нейронных сетей различной степени устойчивости, формируемых за счет синаптических контактов; это и непосредственная связь мышления и речи; это и процессы соотнесения распознаваемых образов с образами, хранящимися в памяти [5, 6, 60, 68, 73, 74, 75, 76, 77 и др.]. Отличие ТБС состоит, по большому счету, лишь в учете активной роли обратной функции сенсорных систем, то есть их способности не только воспринимать информационные образы, но и воспроизводить их абстрактные аналоги при эндогенном "запросе". В определенной мере это положение перекликается с концепциями механизмов сознания, развиваемыми в работах П. К. Анохина [3, 4], Д. Эдельмана [74, 75], В. Я. Серегина [76]. Данная функция не только не противоречит физиологии и биофизике протекающих в сенсорных органах процессов, а наоборот, позволяет более глубоко понять их фундаментальные механизмы. Как было показано в предыдущих разделах, положение о наличии обратной (генераторной) функции находит свое подтверждение в экспериментальных исследованиях органов чувств и, самое главное, что эта функция является тем необходимым звеном, которое логически связывает цепь нейрофизиологических событий, происходящих во время протекания процессов запоминания, осознания, осмысления.

Таким образом, ТБС дает подход к пониманию глубоко интимных процессов высшей нервной деятельности. При этом в рамках теории объективно соотносятся различные уровни структурно-функциональной организации "СО-знания" от простейшего клеточного до мыслительной деятельности человека как динамики сознания, связанной с речью, и далее к переходу на более высокий уровень - возникновению внутреннего самоконтроля мышления, характеризуемого понятиями: совесть, сверхрассудок, разум.



ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ БИОЛОГИЯ СОЗНАНИЯ
Петраш В. В.
Издательство "ИНТАН", Санкт-Петербург, 2003, 128 c., УДК 612.821, ББК 28.91


ГЛАВА 1
ГЛАВА 2 (Биофизика рецепции)
ГЛАВА 3 (Органы чувств)
ГЛАВА 4 (Память, сознание, мышление)
ГЛАВА 5
ГЛАВА 6

 


Наши партнёры



В интернете


Medline.ru: "Кислород и явления запрограммированной смерти..."


Последние новости





Предложение о сотрудничестве

 


Medinfo.ru: свидетельство о регистрации ЭЛ№ ФС77-37722 от 13.10.2009г.
Главный редактор: кандидат медицинских наук Гавриленкова Людмила Павловна
Редакционная коллегия

Адрес редакции: 199406, Санкт-Петербург, ул.Гаванская, д. 49, корп.2

Сайт может содержать материалы, не предназначенные для лиц младше 18 лет.

Связаться с нами

Разработка и поддержка OOO "ИЦ КОМКОН"