Medinfo.ru
  


 
 
Советы специалистов »

За что и как мы наказываем детей



Большой интерес для исследования агрессивности представляют ответы детей старшего дошкольного возраста на вопрос: <Что тебе запрещают делать дома?>. Эти ответы определенным образом характеризуют стиль семейного воспитания. При их анализе было выделено четыре группы запретов (по значимости и частоте):
- первое место заняли запреты (предъявляемые преимущественно матерями), оберегающие вещи и порядок в доме;
- второе место - запреты, связанные с безопасностью ребенка;
- третье место - охрана покоя взрослых и особенно отцов;
- четвертое место - запреты нравственного характера, касающиеся как внутрисемейных отношений, так и правил поведения (например, не рвать книги, не ломать деревья, не разговаривать грубо).


Все вышесказанное заставляет серьезно задуматься над следующими проблемами: способны ли современные родители адекватно проявлять свою любовь к ребенку, быть искренними в отношениях с ним.

ПОСЛУШАНИЕ
Воспитывая в ребенке главную <добродетель> - послушание, взрослый, не обладая способностью к полноценному эмоциональному общению с ребенком и выбору адекватных средств самовыражения, формирует у детей <изуродованную эмоциональность>, провоцирует протестное поведение. Он выводит ребенка на дорогу непослушания, <как бы подсознательно желая поддержать в своем представлении образ плохого ребенка, основного носителя зла, с которым мы непременно должны бороться> (Каган В.Е.).
Формирующаяся под воздействием тоталитарного сознания взрослых двойная идентификация ребенка (когда есть разделение <я для себя> и <я для семьи>) оказывается мощной основой для внутреннего отчуждения ребенка от семьи. И даже при сохранении высокой эмоциональной привязанности ребенка к родителям, им крайне трудно транслировать свои ценности (особенно нравственные и духовные) следующим поколениям. По существу, речь идет о трансляции внутриличностного конфликта и агрессивных побуждений из поколения в поколение в условиях тоталитарного воспитания, о деформациях психики ребенка.
Отсюда нередки случаи психологического насилия в современной семье, а сексуальное, физическое насилие, жестокость по отношению к ребенку представляют собой крайнее выражение психологического насилия.
Можно добавить, что <строгий стиль> воспитания, ориентированный на воспитание детского послушания, приводит к возникновению у ребенка повышенной эмоциональности, делая для него маловероятными размышления о своих действиях или восприятие новой информации о моральных принципах.

НАКАЗАНИЕ
<Строгий стиль> воспитания в качестве основного средства воздействия на личность подразумевает наказание.
Проблеме наказания посвящено немало зарубежных исследований, которые обращают внимание на недостаточную эффективность наказания как метода воспитания. Многие данные говорят о том, что при определенных обстоятельствах применение наказания может способствовать обучению агрессии, которую взрослый пытается подавить с помощью наказания.
Влияние наказания на человеческое поведение чрезвычайно неоднозначно и зависит от ряда факторов. Например, было обнаружено, что наказание приводит к снижению агрессии у тех мальчиков, которые почти полностью идентифицируют себя со своими отцами. При отсутствии такой идентификации наказание, напротив, стойко ассоциируется с агрессией.
Выявлена тесная связь между родительским воздействием и проявлениями детской враждебности. Наказание способствует проявлению агрессивных побуждений за пределами той ситуации, где оно имело место, а сдерживающий эффект наказания проявляется в границах узкого круга обстоятельств.
В настоящее время подавляющее большинство исследователей признает, что применяемое по отношению к детям наказание (особенно физическое) выступает как модель агрессивного поведения. Во многих случаях агрессия в виде наказания не осуждается окружающими. В результате оно способствует не столько преодолению агрессии, сколько вызывает ее трансформацию и побуждает ребенка к поиску приемлемых оправданий совершенных агрессивных действий.
В то же время наказание, заставляя ребенка раз за разом переживать озлобленность, обиду, мстительность, враждебность, создает условия для формирования агрессивности как устойчивой черты личности.
Отмечая постепенную эскалацию физического наказания в воспитании, Пенелопа Лич пишет: <Ни одного доброго слова нельзя сказать про физические наказания. Исследования показали, что дети, которых отшлепали, совсем не помнят, за что их наказали. Они убегают от взрослых, кипя злостью, а вовсе не раскаиваясь. Часто взрослый, наказывая, только унижает ребенка. Вы даете ему почувствовать себя беспомощным и никчемным, неспособным быть <хорошим>. Надо дать ребенку понять, каковы результаты его собственных опрометчивых действий, о которых ему приходится жалеть. Любое другое наказание воспринимается ребенком как месть, как желание утвердиться за его счет>.

СТИЛЬ ОБЩЕНИЯ
Некоторые психологи считают, что наказание может быть эффективным только при соблюдении таких условий, как позитивное отношение наказывающего к наказываемому, принятие наказываемым норм наказывающего, использование умеренных доз наказания, понятность, признание справедливости наказания наказываемым.
Имеются данные о том, что самым распространенным видом наказания в исследованной группе детей старшего дошкольного возраста была изоляция ребенка от общения с родителями (43% случаев). На втором месте оказались случаи, когда ребенка шлепают и ругают (23% и 25%), 9% наказаний были связаны с временным лишением ребенка любви родителей, с их отказом в течение некоторого периода разговаривать с ребенком.
В целом можно согласиться, что допустимыми наказаниями являются демонстрация неодобрения, отстраненность, кратковременный перерыв в общении.
Однако при этом необходимо акцентировать внимание не столько на самих формах наказания, сколько на том стиле эмоционального общения взрослого и ребенка, который сложился в семье и выступает как фон семейного воспитания.
Любое наказание воспринимается ребенком как неблагополучие во взаимоотношениях, в первую очередь со взрослым, как увеличение психологической дистанции с окружающими.
Чем меньше связующих нитей, чем меньше доверия, безопасности присутствовало в отношениях между ребенком и взрослым ранее, тем меньше вероятность конструктивного поведения ребенка в ситуации наказания. В подобных случаях у ребенка возникают чувство незаслуженности, несправедливости наказания, обида, озлобленность, агрессия по отношению к окружающим.

СНИСХОДИТЕЛЬНОСТЬ И СТРОГОСТЬ
В то же время недостаточно убедительно выглядит и такая схема воспитания социально одобряемого поведения: <При основанном на любви стиле поддержания дисциплины родитель настойчиво предостерегает ребенка от нежелательных действий, объясняет причины этого и описывает обстоятельства, при каких такие действия особенно нежелательны. Ребенок имеет возможность составить более абстрактное представление, уловить дух морального принципа, о котором идет речь, и иметь собственное суждение, а не слепо подчиняться принципу. Он также учится понимать, что лишится одобрения родителей, если нарушит запрет. Как следствие этого, замышляя проступок, ребенок предвидит потерю хорошего родительского отношения и испытывает тревогу. Если искушение не слишком велико, тревога удержит его от плохого поступка> (Д. Креч, Р. Кратчфилд, Н. Ливсон).
В исследованиях показано, что в социализации агрессии присутствуют два важных фактора: 1) снисходительность родителей (их степень готовности прощать проступки); 2) строгость наказания ребенка за агрессивное поведение.
Снисходительность характеризует поведение родителей до совершения ребенком того или иного проступка. Строгость - после совершения агрессии.
Можно предположить, что агрессивность детей обусловлена, с одной стороны, появлением враждебности и соответственно усилением агрессивности в ответ на суровое наказание, а с другой - ярким примером родителя, склонного к агрессивному поведению. В результате ребенок <привыкает> к тому, что агрессия есть нормальный способ преодоления фрустрации.
Нам представляется, что данную ситуацию можно объяснить более глубоко, если учесть мнение Б.Г. Ананьева о том, что содействие развитию личности ребенка взрослый оказывает, давая те или иные постоянные оценки явлениям окружающей жизни.

НАСЛЕДИЕ ТОТАЛИТАРНОГО СОЗНАНИЯ
Дети как объекты насилия и жестокости и дети как субъекты жестокости - это взаимосвязанные аспекты одной проблемы.
Жестокое обращение с детьми - важная тема для обуждения во всем мире.
В нашей стране эта проблема безусловно ассоциируется с тем наследием, которое оставила нам советская система. При внешнем благополучии и видимой заботе о ребенке, лозунгах типа <Дети - наше будущее> идеологическая система в результате массового психологического насилия разрушила традиции семейного воспитания - главный фактор развития ребенка. Нам в наследство досталась система воспитания и обучения, построенная на тоталитарном сознании педагога и, что еще опаснее, психолога.
Чем характеризуется тоталитарное сознание? Во-первых, это эгоцентризм - <Я> как фокус сознания. Во-вторых, принятие ответственности только за желательные результаты деятельности. В-третьих, это познавательный консерватизм, устойчивый консерватизм к любым изменениям.
Мы склонны оправдывать проявляемую по отношению к ребенку жестокость тем, что достигаем таким образом социально желательных целей. При этом мы убеждены, что <игра стоит свеч>. Нам хочется помочь ребенку - и мы его наказываем, переживая одновременно чувство выполненного долга и жалость к наказанному и униженному ребенку.
Практическая педагогика по-прежнему исходит из того, что, если ребенок совершил проступок, его обязательно нужно наказать, чтобы он запомнил и в следующий раз не делал ничего подобного.
Мы не задумываемся над тем, что такая формула больше подходит для воспитания малолетних преступников.
источник: Школьный псхолог /psy.1september.ru/



ПЕРВЕНЕЦ
ПСИХОЛОГИЯ ОБЩЕНИЯ
ПОДГОТОВКА К ВЗРОСЛОЙ ЖИЗНИ
ЭТО ИНТЕРЕСНО
 


Наши партнёры



В интернете


Medline.ru: "Кислород и явления запрограммированной смерти..."


Последние новости





Предложение о сотрудничестве

 


Medinfo.ru: свидетельство о регистрации ЭЛ№ ФС77-37722 от 13.10.2009г.
Главный редактор: кандидат медицинских наук Гавриленкова Людмила Павловна
Адрес редакции: 199406, Санкт-Петербург, ул.Гаванская, д. 49, корп.2

Сайт может содержать материалы, не предназначенные для лиц младше 18 лет.

Связаться с нами

Разработка и поддержка OOO "ИЦ КОМКОН"